Skip to Content

Некоторые деонтологические проблемы онкологии в практике врача терапевта-гастроэнтеролога

Версия для печатиВерсия для печатиОтправь ссылку другуОтправь ссылку другу
0
Ваша оценка: Нет

Медицинская деонтология - наука о долге врача, или комплекс моральных норм и этических правил о принципах поведения врача при выполнении своих профессиональных обязанностей.

Мы рассмотрим один из наиболее сложных, требующих большого такта и глубоких профессиональных знаний вопросов медицинской деонтологии при работе врача с больными злокачественными заболеваниями органов пищеварения и больными, составляющими группу повышенного риска.

Вопросы врачебной этики требуют особого внимания и в связи с тем, что в последние годы имеется четкая тенденция к росту числа новообразований органов пищеварения. Тем не менее, несмотря на большую социальную значимость, эти вопросы освещены в специальной литературе недостаточно.

По нашему мнению, наиболее важными аспектами деонтологической проблемы онкологии в практике врача-терапевта являются его взаимоотношения:

  • с больными;
  • родственниками больного;
  • общечеловеческие качества самого врача и его отношение к коллективу, к обществу.

Разумеется, главенствующими и крайне сложными остаются взаимоотношения медицинского персонала с больными.

Вера в выздоровление особенно необходима хроническому больному. Именно с таким больным врач общается дольше, и выполнение этических норм способствует сохранению у пациента веры в выздоровление - ведь больной добровольно вверяет врачу свое здоровье, а иногда и жизнь. Вот почему от правильного ответа на поставленные вопросы зависит качество медицинского обслуживания. Внедрение в каждом лечебном учреждении принципов деонтологии является непременным условием повышения эффективности медицинской помощи.

Какими же особенностями в первую очередь должен обладать врач, медицинский работник?. Ему должна быть присуща любовь к людям, к больному человеку, добросердечие, милосердие, сострадание. С этой главной чертой медицинского работника - любовью к людям - связаны душевность, чуткость, постоянная готовность прийти на помощь, избавить от страдания, облегчить боль (Лещинский Л. А.,1989).

В основе такой высокогуманной профессии как врачебная, сердечность и душевность, внимательность и заботливость должны быть ведущими качествами. Душевная щедрость врача - закон его профессии. Человек, лишенный чувства сострадания, не способный сопереживать, глухой к внутренней жизни больного вряд ли способен быть хорошим врачом. К этому можно добавить, что быть хорошим врачом - значит любить свою профессию, совершенствовать свои знания, относиться к больным с уважением и радоваться их успешному лечению и выздоровлению. Особенно чутки к уважительному отношению люди пожилого и старческого возраста. Совершенно недопустимо обидно-снисходительное отношение врача к пожилому человеку (панибратство, обращение к больному на «ты», покровительственный тон). Пренебрежение к требованиям этики является нарушением своих служебных и моральных обязанностей, свидетельствует о низкой общей и профессиональной культуре.

Диагностическая работа и лечение больного начинается с первой беседы, которая должна принести больному облегчение. В.М. Бехтеров считал, что если больному после разговора с врачом не становится легче, то это не врач. Беседа врача с больным - это искусство общения, умение понять переживания и найти индивидуальный подход к обратившемуся за помощью человеку.

Для успеха лечения необходимо доверие больного. При этом следует учитывать, как писал И. В. Давыдовский: «Ведь к врачу приходит не болезнь, а больной человек. Его индивидуальность представляет собой чрезвычайно причудливое, всегда особое переломление болезни: один случай не похож на другой, так же как нет одинаковых отпечатков пальцев».
Бесспорно, что главное во врачевании - профессионализм, т.е. умение быстро, квалифицировано оказать медицинскую помощь. Но необходимо помнить, что главными союзниками врача при общении с больным являются также такт и скромность. Врача должно волновать не только физическое, но и душевное состояние больного. Установить доверительные отношения с обоих сторон помогает душевная, располагающая к откровенности беседа врача с больным. Американские психологи считают, что контакт между врачом и пациентом устанавливается в первые четыре минуты общения, после чего они либо принимают друг друга, либо отвергают.

Необходимо настроить больного на желание выздороветь, быстрее вернуться в привычную для себя среду, обрести некогда утраченный комфорт. Часто даже одно пребывание у постели больного может облегчить его душевное состояние, оказать моральную поддержку.

Важно подчеркнуть, что посторонние разговоры с коллегами и обслуживающим персоналом негативно влияют на настроение больного. Не следует в его присутствии обсуждать изменение показателей инструментальных и лабораторных исследований, так как больной не в силах дать им квалифицированную оценку, а неправильная трактовка этих результатов может вызвать недоверие к врачу, разочарование в успехе лечения и канцерофобию.

Кроме того, нельзя не видеть и не учитывать того, что современный больной изменился. Сегодняшний «средний пациент» имеет высокий общеобразовательный уровень и более высокую информированность в области медицинских знаний. Переступая порог лечебного учреждения, он не хочет слепо выполнять врачебные назначения, а пытается разобраться в своей болезни, зачастую опираясь на медицинские знания, почерпнутые из различных источников.

Больной критически оценивает поведение врача, дает свою оценку его возможностям и способностям.

Несомненный клинический интерес приобретают вопросы медицинской деонтологии в работе гастроэнтеролога с больными, у которых предполагается или уже выявлено злокачественное заболевание органов желудочно-кишечного тракта, особенно на стадии обследования и установления диагноза.

Невозможно дать какие-то «рецепты» для беседы врача с больным, у которого заподозрена или установлена злокачественная опухоль. Совершенно определенно только то, что от лечащего врача требуется особая осторожность при общении с таким больным. Предложенная информация, касается ли она обследования или диагноза, способа лечения или тем более прогноза, должна быть продуманной и осторожной. Например, до морфологической верификации диагноза нельзя с определенностью говорить больному о характере заболевания и даже о лечении, потому, что диагностические ошибки такие не являются редкостью. Ведь только одно предположение о возможности онкологического заболевания является большой психической травмой для человека. Наверное ни одно заболевание не вызывает у людей такого ужаса и отчаяния, как рак. Мнение о его неизлечимости является первым и основным источником страха, за которым следует депрессия. Диагноз рака вызывает у больного не просто страх, но для многих он звучит как похоронный колокол. Врач должен внушить пациенту уверенность в благоприятном исходе болезни, убедить согласиться на тот вид лечения, который ему будет предложен в онкологическом учреждении.

Психическая реакция на злокачественное заболевание зависит от многих факторов: типа нервной системы, возраста, профессии, стадии болезни, места локализации опухоли, интеллекта больного. До 40 % больных раком отмечают депрессию, которая требует помощи психиатра (Fernandez F.,1986).

В книге американского психиатра Kubler-Ross «О смерти и умирании» приводится описания чередующихся фаз в реакции больных на их тяжелое или безнадежное состояние. Каждая фаза имеет различную продолжительность, хотя все они могут существовать и одновременно. Автор приходит к убеждению, что большинство больных ждет от врача опровержения диагноза злокачественного заболевания и надеется на благоприятный исход болезни.

В начале больные, узнав о диагнозе рака отрицают безнадежность положения и, как правило, заявляют: «Это невозможно...». Во второй фазе, когда они все же убеждаются в крайней серъезности своего заболевания, они приходят в негодование, восклицая: «Почему именно я должен так страдать!?». Далее может наступить третья фаза, менее известная, так называемая, летучая фаза «ведение торга» (кстати, для больного часто весьма полезная): своего рода самогипноз, когда больной как бы торгуется сам с собой, внушая себе, что он проживет дольше, или будет меньше мучиться, чем кто-то другой, что у него не так все плохо, да и врачи нередко ошибаются. Затем следует четвертая фаза - состояние депрессии. Попытки родственников и друзей приободрить больного этом состоянии могут привести к обратным результатам. Напоминание больному о его тяжелом состоянии только увеличивает в нем депрессию и подавленность. Поэтому более действенно - молчание, отказ от словесных утешений. Больной сознает, что положение его ухудшается, надежда на благоприятный исход мизерная или вовсе исчезает. В связи с этим возникают заботы о доме, о близких и т.п.

И, наконец, пятая фаза. Больной соглашается с неизбежным. Только теперь в помощи и поддержке больше нуждается семья больного, чем он сам. В этот период для умирающего важны посещения его родными и близкими. Ощущение, что он не забыт, приносит ему относительное успокоение. Большинство больных умирает в фазе примирения, без страха (Моисеев С.Г., 1973).

Нельзя прекращать общеукрепляющее (режим, диета) и медикаментозное лечение. Но на первый план выдвигаются требования гуманности: медицинскому персоналу нельзя пренебрегать доброжелательностью, сочувственным и добрым отношением к обреченному. Даже когда больного невозможно спасти, нельзя отнимать у него надежду.

Чрезвычайно важно опрос и осмотр больного проводить с учетом той фазы его психического состояния, о которой говорилось выше. Но в любом случае человек не должен чувствовать себя обреченным. Очень большое значение имеет каждое слово врача, его жест, мимика, интонация. Врач обязан с искренней заинтересованностью следить не только за динамикой болезни, но и сочувственно - за настроением больного. Врачу, овладевшему этим искусством, легче внушить больному веру в исцеление. Кстати и эффективность лечения при этом повышается.

Американские врачи, в отличие от отечественных, сообщают больному, как правило, не только диагноз, но и примерный прогноз онкологического заболевания (Reid A. et al., 1988). У нас принято говорить больному, что его болезнь нужно обязательно лечить, в противном случае возможно возникновения опухоли. При сообщении больному предварительного диагноза следует щадить его психику. Наш многолетний опыт показывает, что на первых порах следует воздержаться от точной формулировки диагноза, хотя больной, как правило, догадывается или даже знает, что у него рак. Большинство пациентов ждет опровержения диагноза и надеется на благоприятный исход. Происходит «игра» врача с больным. Врач делает вид, что говорит правду, т.е., что у больного полип, язва или другое доброкачественное заболевание, а больной делает вид, что верит ему.

Мы считаем, что диагноз следует сообщить только тогда, когда больной к этому подготовлен, когда возможно его исцеление или существенное продление жизни. Форма разговора даже с безнадежным больным не должна отнимать у него тайной надежды на исцеление. Продуманная, правильно выбранная форма общения рождает доверие пациента к врачу. Тем самым подготавливается почва для полного, объективного, зачастую весьма неприятного для больного обследования. Очень важно суметь сделать больного своим активным союзником в борьбе с болезнью, соучастником проводимого обследования и лечения. Врач обязан интересоваться тем, как больной относится к лечебным процедурам, персоналу, обстановке и режиму в отделении. Мы всегда подробно рассказываем больному о плане диагностического обследования и лечения, о той пользе, которую они принесут.

Особые трудности возникают, когда больной отказывается от перевода в онкологическое учреждение для оперативного и комбинированного лучевого и химиотерапевтического лечения. В таких случаях его следует не только убедить в необходимости оперативного вмешательства, но и вселить при этом надежду на исцеление. В отдельных случаях можно не скрывать правду, но при этом привести примеры из собственной практики, подтверждающие благоприятный исход своевременного лечения, и убедить больного в том, что он непременно вернется к полноценной жизни. Такой же тактики должен придерживаться весь медицинский персонал.

Некоторые больные, подозревая, что у них рак, требуют от врача откровенной информации, заверяя, что они спокойно относятся к мысли о возможной близкой смерти. Однако клинический опыт показывает, что больной, соглашаясь на словах узнать «всю правду», по сути дела, желает от нее уклониться. Необходимо помнить, что нельзя разуверять в благоприятном исходе даже безнадежного больного. Большинство больных сохраняет веру в лучший исход, думая о возможной ошибке в диагностике. Многие предпочитают неопределенность, которая позволяет им лучше приспособиться к обстоятельствам. Долг врача - своим авторитетом и сердечным словом сохранить доверие больного, укрепить и поддержать веру в исцеление.

Психологическая готовность больного быть обманутым, принять «ложь во спасение», как единственный выход из труднейшей ситуации, облегчает задачу лечащего врача. От врача требуется больше чуткости, душевности, чувства меры, чтобы не нарушить психологический контакт. Особые трудности возникают при информировании больного о наличии у него рака в далеко зашедшей стадии. Из данных литературы известно, что даже у лиц с сильным характером это провоцирует депрессию, бессонницу, анорексию, возникновение нервных припадков, утяжеляющих течение болезни.
В таких случаях необходимо помнить, что обследование больного должно проводиться в разумных пределах, чтобы не вызвать отрицательных последствий.

Мы считаем, что тяжелобольной должен быть в центре внимания врача. Необходимо вести борьбу за каждую минуту жизни обреченного. Ему нужны ободрение, ласка, которые подчас действеннее укола или порошка.
Негативное влияние на больного оказывают изоляция от родных и друзей. Мы не раз наблюдали, что при общении с родственниками, знакомыми у больного создается хорошее настроение. Связь с семьей и друзьями - важнейший стимул для сохранения желания жить; дорогие больному люди могут значительно приободрить его и, в конечном счете, способствовать выздоровлению. Онкологическому больному, особенно находящемуся в тяжелом состоянии, нельзя отказывать в свидании с близкими.

Важным элементом медицинской деонтологии является вопрос о взаимоотношениях врача с родственниками больного. Лечащему врачу приходится неоднократно беседовать с ними, а сообщая истинный диагноз, разъяснять, что рак незаразное заболевание. По нашему мнению, во взаимоотношениях с родственниками неуместен ни чрезмерный оптимизм, ни излишний пессимизм. Необходима корректная и плодотворная беседа, с соблюдением осторожности в прогнозировании времени выздоровления. Больной и его родственники должны освоиться с создавшимся положением. В большинстве случаев родные готовы сделать все, что в и силах, для облегчения страданий и благоприятного исхода болезни.

К сожалению, иногда врачу приходится защищать больного перед невежественными родственниками, неадекватно реагирующими на информацию о состоянии здоровья больного. В некоторых случаях доходит до того, что, боясь заразиться раком, супруги возбуждают дело о разводе, изолируют и избегают общения с больным. Особенно сложна тактика лечащего врача при тяжелом неоперабельном раке с неблагоприятным исходом.

Наконец, нельзя не учитывать, что работа врача в настоящее время идет в условиях научно-технической революции, так называемого информацио-ного взрыва. Технический прогресс значительно расширил диагностические и лечебные возможности современной медицины.

Некоторые авторы (Элштейн Н. В., 1993) считают, что наибольшей жертвой научно-технического прогресса в области медицины стал анамнез. Полагают, что и на фоне внедрения аппаратных инструментальных методов обследования диагноз по-прежнему более чем в 50 % случаев устанавливается по данным анамнеза, а на основании физичкального обследования - примерно в 30%, лабораторно-инструментальные методы играют решающую роль в постановке диагноза в 15-20 % случаях.

Значение современных технических средств в медицине велико. Инструментальные и лабораторные исследования, ставшие сегодня многокомпонентными, громоздкими начинают выдвигаться на первый план, оттесняя традиционные клинические методы. Вместе с тем, наблюдается значительное сокращение сроков обследования, в результате чего реальная помощь больному становится более своевременной и эффективной.

Эндоскопия, ультразвуковая диагностика, компьютерная томография, ядерно - магнитный резонанс и многие другие высокоинформативные методы широко входят в медицинскую практику. В комплексе с другими объективными данными они совершенствуют клиническое мышление врача.

С одной стороны, новая техника, бесспорно, помогает улучшению диагностики и лечения, с другой - как бы разделяет врача и больного, затрудняет установлению с пациентом близких, душевных отношений.

Вместе с тем, только совокупность всех данных комплексного обследования позволит улучшить диагностику злокачественных заболеваний. И все же решающее слово остается за врачом, умеющим правильно оценить полученную информацию.

Деонтологическая система «врач - больной», все чаще и, притом, безвозвратно уступает место новой, более совершенной системе» врач - медицинская техника - больной». Естественно, необходимо всегда помнить, что техника не должна быть барьером между врачом и больным.

Эндоскопический метод стал одним из основных в диагностике злокачественных заболеваний органов пищеварения. Большим достижением фиброэндоскопии является возможность проведения прицельной биопсии с целью диагностики ранних форм онкологических заболеваний желудка и кишечника.

Однако эндоскопическое исследование имеет свои особенности и может оказывать отрицательное воздействие на больного, во избежании которого врач и средний медицинский персонал должны соблюдать определенные правила деонтологии на всех этапах его проведения. Наблюдая в клинике за больными мы пришли к выводу, что при проведении эндоскопического исследования не нужно привлекать внимания больного к процедуре биопсии, так как излишняя информация о значении биопсии не принесет ему пользы.

Недостаточно проведенная подготовка обследуемого может привести к формированию у него различных видов ятрогении/психогении, фармакогении, физиогении.

Психогения - боязнь неизвестной процедуры. Чтобы избежать этого, нужно в доступной форме разъяснить больному необходимость проведения этой процедуры и подготовить его к исследованию. Убедить на примере других больных в ее безопасности и безболезненности.

Физиогения - болезненное состояние, развивающееся под влиянием различных физических факторов (механических, термических и др.) при проведении диагностических и лечебных мероприятий. Профилактика физиогении заключается в обеспечении безопасности и безболезненности исследования.

Профессиональная этика врача помогает определить границы доверительной информации в каждом конкретном случае. Весьма любопытные данные были получены методом анкетного опроса врачей многопрофильной больницы о том, до какой степени можно расширить информированность больных о состоянии их здоровья. Так на вопрос о том, кто должен сообщать больному о результатах аппаратных и лабораторных исследований, предпочтение отдавалось лечащему врачу. Однако врачи эндоскопического, рентгенологического и электрофункционального отделений считают правомерным сразу после исследования самим информировать больного об отсутствии у обследуемого патологических изменений, о положительной динамике в течение заболевания, о снятии подозрений на рак (Остапенко А. Л., 1989).

Нельзя забывать, что информация, исходящая от врачей - узких специалистов, полностью должна быть адекватной версии лечащего врача. С одной стороны, для этого необходимо соблюдать строгую преемственность в ведении больного между врачами лечебных и диагностических подразделений, с другой - больному необходимо вселять веру в полезность и необходимость назначенных диагностических и лечебных мероприятий. Поскольку злокачественные заболевания органов пищеварения протекают длительно, требуют поэтапного лечения, нужно постоянно разъяснять больному, а в иных ситуациях и родственникам, что полная ликвидация болезни возможна при самом терпеливом, настойчивом и длительном лечении.

Особый такт и умение врача-гастроэнтеролога необходимы при разъяснении больному сущности имеющегося у него предракового состояния и необходимости включения его в группу риска. При этом, назначая лечение (в том числе радикальное) объясняя важность периодического наблюдения, следует вселить в больного уверенность в полной излечимости болезни.

Еще одна серьезная проблема - врачебные ошибки т.е. неумышленные заблуждения. Не секрет, что медики, не исключая самых опытных, могут ошибаться даже при очень добросовестном отношении к своим обязанностям. Ошибки могут быть связаны с несовершенством современной диагностики, особой сложностью, редкостью или атипичностью конкретной диагностической ситуации.

Анализу своих ошибок значительное внимание уделяли все выдающиеся клиницисты. Творчески, доброжелательно вскрывать причины профессиональных упущений или заблуждений коллег, учиться на ошибках, предупреждать подобные - такова задача всех врачей. Коллегиальный разбор ошибок и наиболее трудных случаев диагностики и осложнений лечения повышает качество работы всего лечебного учреждения.

Нужно помнить, что взаимоотношения врача с коллегами и всем медицинским персоналом играют не последнюю роль в создании благоприятной творческой обстановки в лечебном учреждении.

Совершенно нетерпимы чванство, самонадеянность, спесивость, отсутствие коллегиальности - все это пагубно влияет на лечебный процесс. В отношениях врача с коллегами должна присутствовать доброжелательность и справедливость, подчеркивание своего превосходства предосудительно.

Обеспечение нормального психического климата в лечебном учреждении, высокой служебной дисциплины зависит не только от лечащего врача, но от медицинских сестер, санитарок. Медицинская сестра активно продолжает намеченный план обследования и лечения, умело выполняя назначения и процедуры. Им должна быть присуща сердечность и заботливость, добросовестность, бескорыстие и гуманность.

Необходимо помнить, что больной испытывает не только физические и душевные страдания, попадая в стационар, но и постоянную зависимость от обслуживающего персонала. В связи с этим этические установки всего коллектива отделения особенно велика; именно здесь, как в фокусе, сходятся все проблемы, с которыми встречается онкологический больной. Каждого трудного в диагностическом плане больного мы обсуждаем среди врачей отделения, ищем пути наиболее оптимального подхода. Работая уже много лет вместе, мы хорошо знаем сильные и слабые стороны друг друга, и это всегда помогает найти оптимальное решение в каждом конкретном случае. Мы коллегиально обсуждаем «трудных» больных, делимся своими сомнениями и радуемся удачам друг друга.

Наш опыт, как и результаты наблюдений других авторов (Харди И., 1972; Ташлыков В. В.,1984; Лещинский Л. А., 1989), свидетельствуют о высокой роли медицинской сестры в создании здоровой психологической обстановке в отделении. Серединное положение в медицинской иерархии требует от сестры идеальной отладки и деловых контактов как с врачами, так и с другими медицинскими работниками. Медицинские сестры, проводят непосредственно с больным гораздо больше времени, чем врачи, и от их преданности делу, чуткости, доброжелательности и культуры во многом зависит успех лечения. Ведь медсестра не просто технический исполнитель назначений врача, а прежде всего - личностью, т.е. человек со своими особенностями характера, стилем поведения, отношением к окружающему, в том числе и к больному человеку. Поэтому наставники и руководители медицинских сестер - врачи, заведующие отделениями, старшие медицинские сестры - должны обращать самое серьезное внимание нетолько на совершенствование их профессиональных навыков, но и степень психологической подготовки, готовности для общения с больным, особенно онкологического профиля. Нельзя оставлять без внимания все случаи грубого, формального, или просто бездушного отношения к пациенту. Ведь медицинские сестры должны своевременно информировать лечащего врача не только об изменении физического состояния, но и замечать нюансы душевного состояния больного особенно депрессивную реакций, суицидальные мысли.

К сожалению, в медицинских учреждениях не столь уже редко наблюдаются случаи, когда медицинская сестра сообщает или комментирует больному данные анализов или инструментальных исследований, по своему разумению, что является совершенно недопустимым. Следствием недостаточной компетенции может явиться психическая травматизация больного вплоть до развития глубокой депрессии. Медицинской сестре следует направлять больных за интересующими их сведениями только к лечащему врачу, делая это деликатно, но твердо. Искусство же врача состоит в умении сообщить больному необходимую информацию в таком объеме и в такой форме, чтобы не усилить его тревогу, а напротив, помочь обрести душевное равновесие.

Средний и младший медицинский персонал больницы - ведущее ее звено и он же и сегодня - звено самое слабое. Большинство наших помощников заслуживает за свой труд глубокой благодарности. Однако задача создания в каждой больнице постоянных кадров медицинских сестер и санитарок с каждым годом становится все более сложной. Едва ли есть еще где-нибудь большая текучесть кадров, чем в больницах. Больных надо кормить, поить, мыть; необходимо делать процедуры, требующие большого напряжения; приходится слышать стоны, видеть горе, а нередко терпеть капризы. Работа трудная и ответственная и отнюдь не привлекательная. В современной действительности существует явное противоречие между высоким уровнем требований к медицинской сестре и низким престижем этой профессии в обществе (Эльштейн Н.В., 1993). Необходимо безотлагательно искать дополнительные моральные и материальные стимулы, формы компенсации за эту работу.

Оказание помощи больным злокачественным заболеванием в самой тяжелой стадии является одной из наиболее сложных задач деонтологии. По нашему мнению, у больного до самой смерти должна сохраняться надежда на выздоровление. И помочь сохранить эту надежду - задача врача.

В литературе приводятся интересные сведения о том, как заботятся о тяжелых, безнадежных больных в хосписах Великобритании. Медицинский персонал уделяет большое внимание общению с людьми, готовыми уйти в «мир иной». Гуманное отношение способствует мобилизации угасающих сил, дает возможность в последний раз ощутить полноту мироздания. И в терминальной стадии заболевания больной продолжает верить в спасение, он ищет не правду, а надежду.
В наших условиях, даже в самой рядовой больнице можно облегчить участь умирающего: найти для него доброе слово, создать уют, поставив в вазу хотя бы ветку зелени, позаботиться о чистоте (Денисов И., Косарев И., 1992). Врач обязан терпеливо выслушивать жалобы больного, облегчая его страдания и назначением соответствующего медикаментозного лечения. Нередко слова утешения и надежды, снятие болевых ощущений, ликвидация бессонницы и других неприятных проявлений болезни помогает умирающему, так как больные не всегда осознают истинное положение вещей.

Деонтология - это также наука о должном профессиональном поведении врача, она включает в себя понятия сохранение авторитета и достоинства врача.

Хотелось бы подчеркнуть, что многие вопросы медицинской деонтологии, в бывшем социалистическом обществе имели особую направленность, специфические черты, присущие государственной, так называемой «бесплатной» медицинской помощи. Глава эта была бы неполной, опусти автор такой, например, важнейший фактор, как отсутствие врачебной конкуренции, породившее равнодушие к пациентам, безответственность, чувство самоуспокоенности, снижение интереса к повышению собственной квалификации. Этому же способствуют и другие причины объективного характера - низкая государственная оплата труда врачей и всех медицинских работников. Иначе и быть не могло для «бесплатной медицины» советского государства.

А между тем материальная стимуляция деятельности врача обществом имеет исключительное значение. Зарплата медицинских работников (врачей и медицинских сестер) не превышает зарплаты низко квалифицированного рабочего большинства отраслей промышленности. В то же время общество предъявляет высокие требования к их морально-нравственному, врачебному долгу и профессиональному мастерству.

И все же возникает вопрос: почему врач, как правило, непредает своей профессии?. Почему он не переходит на более высокооплачиваемую работу? Нам кажется, ответ очевиден: в медицину идут люди по призванию. И, конечно многих привлекает творческий характер врачебной деятельности.

Однако, чтобы профессия врача имела высокий авторитет и чтобы сам врач мог больше внимания уделять своему профессиональному мастерству и выполнять свой долг, необходима соответствующая забота общества.

В западных странах имеются специальные врачебные, или деонтологические, кодексы, где сформированы правила поведения врачей при проведении обследования и лечения больных, проведении консилиумов, операций и т.п. Причем оговорен размер гонорара, на который они при этом могут претендовать.

Постоянная необходимость улучшить материальное положение заставляет многих наших врачей и медицинских сестер работать на 1,5, а то и 2 ставки, чаще дежурить в ночное время, выходные и праздничные дни. Это не может не отразиться на их моральном и физическом состоянии, часто приводит к хронической усталости, что, естественно, отражается и на взаимоотношениях с больными. Тем не менее, несмотря на эти трудности, наши врачи не теряют чувство долга и моральной ответственности перед больным человеком и своей профессии, любовь к которой они проносят через всю свою жизнь.

Здоровье цены не имеет, нелегко подыскать ему эквиваленты в денежном выражении. Н. Г. Чернышевский писал, что «труд доктора действительно самый производительный труд, - предохраняя от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот». Едва ли надо доказывать, что это можно отнести и к среднему, и к младшему медицинскому персоналу. Почему же трудом медиков до сих пор пренебрегает государство, обрекая их самих на полуголодное существование?

Предъявление высоких морально-нравственных требований к профессиональным обязанностям врача и других медицинских работников должно соответственно компенсироваться высокой заработной платой, как это принято во всем мире.

В заключение следует подчеркнуть, что разработку деонтологических принципов в медицине необходимо постоянно совершенствовать с учетом дальнейшего развития общества и внедрения достижений медицинской техники в клиническую практику.

ВНИМАНИЕ!
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Скачивание файлов доступно только авторизованным пользователям!