Skip to Content

Правовые особенности косметологических услуг

Версия для печатиВерсия для печатиОтправь ссылку другуОтправь ссылку другу
0
Ваша оценка: Нет

Королькова Т.Н., доктор медицинских наук.

Дубовая Е.Г., кандидат медицинских наук, юрист, кафедра пластической хирургии и эстетической медицины ГОУ СПб МАПО; Научно-практическое общество врачей-косметологов г. Санкт-Петербурга.

В статье авторы исследуют наиболее актуальные и конфликтные вопросы, а также особенности правового регулирования сферы косметологических услуг на примере деятельности Научно-практического общества врачей - косметологов города Санкт-Петербурга.

Ключевые слова: медицинские услуги, косметология, правовое регулирование, конфиденциальность, права пациента.

Legal Peculiarities of Cosmetological Services

T.N. Korol'kova, E.G. Dubovaya

In article authors investigate the most actual and disputed questions, and also features of legal regulation of sphere of cosmetology services on an example of activity of the Scientifically-practical society of doctors of cosmeticians of a city of St.-Petersburg.

Key words: medical services, cosmetology, legal regulation, confidentiality, the rights of the patient.

Из источников литературы известно, что отношения по оказанию медицинских услуг не имеют специального правового регулирования, но имеют свои особенности. Определенные специфические черты характерны и для косметологических услуг. С правовой точки зрения важнейшая из них - потенциальная конфликтность. По данным разных авторов, косметология занимает от второго до пятого места в "рейтинге" наиболее конфликтных медицинских специальностей. Попробуем понять, какие тому причины.

Объекты, на которые направлены действия косметолога: жизнь, здоровье, как вообще в медицине, но также эстетические и психологические особенности пациента. Это значит, что только сам пациент по внутренней, личной оценке своего внешнего вида может решить, когда ему нужно обратиться к косметологу. То есть не описаны объективные показания для консультации косметолога, врачи других специальностей нечасто направляют к нам своих пациентов.

Показания к конкретным видам косметологических услуг также достаточно субъективны. Клиническая тактика косметолога определяется пожеланиями или ожиданиями пациента, чаще это женщина; ее предполагаемыми временными и финансовыми ресурсами.

Наши пациенты "практически здоровы", многие отклонения от данного статуса, наоборот, являются противопоказаниями для косметологических процедур, и это, конечно, хорошо. Но вместе с тем на пути к оздоровлению и еще большей красоте пациент оказывается не готов примириться с возможными негативными последствиями медицинских манипуляций. Потому для косметолога одинаково важны как профессиональная грамотность, компетентность, так и корректное предупреждение о возможных негативных последствиях процедур - временное ухудшение самочувствия, отсроченность позитивного эффекта, редкие, но возможные осложнения и пути их коррекции и т.д.

Еще один источник конфликтности косметологии - несоответствие ожиданий, особенно если они были завышены, и фактического состояния. Хорошо, если пациент остается доволен результатом, если же нет, то качество косметологических услуг оценивать и доказывать крайне сложно.

Таким образом, действительно, сама природа косметологических услуг такова, что изначально содержит в себе элементы потенциальной конфликтности, которые диктуют нам особую корректность во взаимоотношениях с пациентами. Важными задачами научной косметологии сегодня являются объективизация как показаний к конкретным видам косметологических услуг, так и оценки их эффективности, а также контроль качества исполнения услуг.

Рассмотрим теперь некоторые спорные правовые вопросы в косметологии, неоднозначное разрешение которых наиболее часто становится причиной юридических конфликтов.

Законодательно установленная необходимость применять только специальным образом разрешенные методы диагностики и лечения на фоне острой потребности в новейших медицинских технологиях.

В медицине разрешено только то, что разрешено. Применение методики без специального разрешения - уже административное правонарушение; если данное обстоятельство сопровождается причинением вреда пациенту, то может применяться гражданско-правовая и уголовная ответственность. Но процесс утверждения косметологических методик значительно отстает от процесса их изобретения. Авторство подтверждается соответствующим документом, после чего необходимо получить разрешение на применение методики в установленном законом порядке.

При этом применение новейших технологий необходимо для продвижения услуг, сохранения их конкурентоспособности, есть данные, что значительную часть прибыли салоны получают от пациентов, склонных выбирать передовые методики, несмотря на их высокую стоимость.

Конечно, понятие ноу-хау в медицине может привлекать только юридически неграмотного пациента. Истинно передовая, грамотная косметологическая клиника может применять "новейшие технологии" = "недавно разрешенные". Но тогда и поток рекламы в средствах массовой информации необходимо более тщательно фильтровать по критерию разрешенности. Кроме того, наверное, можно оптимизировать и процесс принятия решения о возможности применять новые косметологические методы лечения. Можно воспользоваться помощью объединений практикующих косметологов.

Необходимость соблюдения конфиденциального режима информации о пациенте и коммерческой тайны медицинской организации на фоне требования о доступности информации о лицензии, применяемых методиках и т.д. для административных органов при проверках и для пациентов.

Законодатель уделяет особое внимание защите конфиденциальной медицинской информации о пациентах. Разглашение такого рода данных запрещено под угрозой юридической ответственности, вплоть до уголовной. Кроме того, косметологические услуги оказывают медицинские организации - чаще коммерческие юридические лица, которые находятся под защитой законодательства о коммерческой тайне. Установлен также и правовой режим охраны конфиденциальности информации, которую ее обладатель обязан осуществлять.

Данные о ценообразовании, финансовой деятельности фирмы, персональном составе партнеров, порядке расчетов с ними и т.д. могут составлять коммерческую тайну. Но именно медицинская деятельность даже коммерческой организации при оказании косметологических услуг должна быть максимально открытой. Исключение составляет медицинская тайна пациента, охрана которой бессрочна, объем информации не вполне определен, потому что все время увеличивается, и защищаем мы его от неопределенного круга лиц, т.е. ото всех.

Получается, что правовой режим информации при оказании косметологических услуг должен быть исключительно корректным, может быть детально урегулирован внутренним документом юридического лица. На практике такую защиту осуществлять сложно. Особенно в условиях многочисленных административных проверок, когда круг лиц, имеющих право затребовать для проверки ряд документов, включая первичную медицинскую документацию, достаточно широк. Хотя законодательство об охране здоровья граждан и распространяет требование соблюдать нормы о медицинской тайне на лиц, которым она стала известна при исполнении должностных обязанностей, но такое широкое распространение конфиденциальной информации не вполне соответствует представлениям о защите интересов пациентов и медицинских организаций.

Преференциальный правовой режим пациентов на фоне необходимости правовой защиты врача-косметолога.

Справедливо, что правовая система РФ декларирует и защищает права пациента как более слабой стороны в его отношениях с медицинской организацией, и даже по двум основаниям - как участников отношений по охране здоровья и как потребителей.

Представляется, что и для юриста интереснее работать на стороне пациента, как более защищенного законом. Однако формирование гражданского общества требует разработки и разрешения ряда существующих проблем эффективной защиты прав и законных интересов личности в широком смысле. Кажется справедливым, чтобы определенное внимание законодателя было уделено и личности медицинского работника. Пока мы только можем обратить внимание на позитивные тенденции развития проблемы защиты прав врачей.

Это дальнейшее развитие института страхования профессиональной ответственности, который может стать значительно эффективнее, если станет обязательным.

Косметологи могут осуществлять защиту своей профессиональной чести и достоинства, объединяясь в профессиональные общества, ассоциации. С 1993 г. у нас есть такое право, тем более что правовая защита - одна из целей создания такого рода организаций.

Так, Научно-практическое общество врачей-косметологов Санкт-Петербурга уже в течение 12 лет успешно работает, совершенствует профессиональное мастерство своих участников, последние шесть лет осуществляет еще и правовую защиту косметологов.

В конфликтной ситуации юридическую ответственность делят между собой работодатель - медицинская организация и сотрудник - косметолог. Здесь ко всеобщей выгоде развивается институт специальных медико-правовых органов разрешения конфликтов.

Представляется, что баланс между защитой прав участников отношений по оказанию косметологических услуг может приобрести устойчивость только при более активном законотворчестве в медицинском праве.

Необходимость добровольного информирования пациента обо всех возможных негативных последствиях косметологических вмешательств на фоне желательной экономической эффективности деятельности медицинской организации в целом.

К сожалению, косметология, как и вся медицина, не является точной наукой. Предполагаемый результат не реализуется у 100% пациентов. Наши правила и стандарты ориентированы лишь на большинство пациентов. А как не оказаться в меньшинстве? Поэтому мы учимся "взвешивать риски".

Что выбрать? Подробно информировать о рисках или профессионально продвигать услугу на рынке? Пока это вопрос, наиболее индивидуально разрешаемый косметологическими клиниками. Например, при методически правильном введении препаратов ботулотоксина в мизерной вероятности, но могут развиться несколько осложнений, включая косоглазие. Одни клиники используют формы согласий, где осложнения перечисляются, другие - предупреждают о возможности осложнений, не называя их. Форма и порядок получения согласия четко не установлены законом, и очень жаль.

Такое согласие не является характеристикой конкретной медицинской организации, представляется, что перечень негативных последствий характеризует собственно вмешательство. Вероятно, можно одновременно с утверждением новой методики утверждать и форму согласия на ее применение. Возможно, такое единообразие формы документа поставило бы всех применяющих его специалистов в равные условия и позволило бы им конкурировать более добросовестно.

Оценка правосознания российского общества как недостаточно развитого, правовой нигилизм на фоне значительного роста количества юридических конфликтов.

Опросы врачей и медицинских сестер на кафедре пластической хирургии и эстетической медицины ГОУ СПб МАПО показывают, что 100% специалистов оценивают свои правовые знания как недостаточные. Многие другие исследования позволяют заключить, что уровень правовых знаний вообще невысок в нашем государстве. Видимо, этот уровень растет, но медленно. Почему же так значительно опережает его рост количества юридических конфликтов?

Можно думать, и это подтверждают некоторые литературные данные, что истинной причиной конфликтов является нарушение морально-этических норм в отношении пациентов. Нарушение правовых норм как исторически более поздних и менее чувствительных для личности анализируется с помощью юриста уже в развернутом конфликте и тогда становится основанием для правоприменительного процесса.

Значит, наряду с повышением уровня правовых знаний морально-этическую корректность можно рассматривать в качестве профилактики юридических конфликтов. В соответствии с международными нормами медицинской этики действия врача должны подчиняться положениям кодекса профессиональной этики, за его нарушения врач должен нести ответственность с возможностью последующей реабилитации; а назначение такого рода дисциплинарных наказаний относится к исключительной компетенции профессиональных сообществ.

Таким образом, деятельность по оказанию косметологических услуг, как и вообще медицинских услуг, нуждается в более детальном правовом регулировании. Сегодня в недостающей части мы можем руководствоваться правилами внутреннего распорядка юридических лиц - медицинских организаций либо сводами стандартов, этических норм, принятых региональными объединениями косметологов.

При разрешении же юридических конфликтов в косметологии очень актуальны альтернативные, внесудебные способы разрешения споров, и хорошо, что это явление развивается.

Литература

  1. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. М., 1993.
  2. Сергеев Ю.Д. Юридическая защита прав и законных интересов граждан в сфере охраны здоровья // Рекомендации для граждан и некоммерческих организаций по защите прав населения в области здоровья. М.: ПОЛИТек, 1997.
  3. Сергеев Ю.Д. Медицинское право: Учебный комплекс в 3 томах. М.: ГЕОТАР-Медиа, 2008. 784 с.

 

 

 

ВНИМАНИЕ!
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Скачивание файлов доступно только авторизованным пользователям!